Снята проблема надлежащего уведомления ответчика

Проблема надлежащего уведомления ответчика о предстоящем разбирательстве спора в Третейском суде назрела давно. Точнее, проблема была, когда ответчик – физическое лицо не получал повестку: либо не приходил за повесткой в почтовое отделение, либо не получал повестку при смене своего места жительства.

Если ответчик не получал повестки Третейского суда, то для выигравшей стороны всегда существовал риск отказа в получении исполнительного листа на решение третейского суда. Теперь этого риска не существует.

В Постановлении от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Постановление) Пленум Верховного Суда РФ дал разъяснения относительно применения статьи 165.1. Гражданского кодекса РФ, введенной Федеральным законом от 07.05.2013 № 100-ФЗ.

В пункте 1. статьи 165.1. ГК РФ указано, что заявления, уведомления, извещения, требования или иные юридически значимые сообщения, с которыми закон или сделка связывает гражданско-правовые последствия для другого лица, влекут для этого лица такие последствия с момента доставки соответствующего сообщения ему или его представителю.

Сообщение считается доставленным и в тех случаях, если оно поступило лицу, которому оно направлено (адресату), но по обстоятельствам, зависящим от него, не было ему вручено или адресат не ознакомился с ним.

Давая разъяснения относительно применения статьи 165.1 ГК РФ Пленум ВС РФ указал, что например, сообщение считается доставленным, если адресат уклонился от получения корреспонденции в отделении связи, в связи с чем она была возвращена по  течении срока хранения. Риск неполучения поступившей корреспонденции несет адресат (пункт 67 Постановления).

Кроме того, в пункте 68. Постановления разъясняется, сто с. ГК РФ подлежит применению также к судебным извещениям и вызовам, если гражданским процессуальным или арбитражным процессуальным законодательством не предусмотрено иное.

Как стало нам известно, положительная судебная практика по этому вопросу появилась в 2015 году, когда Верховный Суд Республики Татарстан (далее – ВС РТ) отменил определение суда первой инстанции, которым было отказано в выдаче исполнительного листа в связи с ненадлежащим извещением ответчика о времени и месте третейского разбирательства, и выдал исполнительный лист (Определение Верховного Суда Республики Татарстан от 16 июля 2015 года). ВС РТ принял во внимание то обстоятельство, что ответчик – физическое лицо был извещен о времени и месте третейского разбирательства в соответствии со статьей 4 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации». Указанное уведомление было направлено ответчику по последнему известному месту жительства, указанному в третейском соглашении и в договоре, что соответствовало требованию Регламента постоянно действующего Третейского суда. Более того, Третейский суд по собственной инициативе откладывал рассмотрение дела в связи с неявкой ответчика. Поскольку ответчик не сообщил об изменении своего места жительства, а в последствии в обосновании причины ненадлежащего уведомления ссылался на указанные обстоятельства, то его действия были признаны несоответствующими принципу добросовестности.

ВС РТ отметил следующее: «сторона третейского разбирательства не может не осознавать, что в соответствующих случаях возможно начало процедуры третейского разбирательства. Указывая в договоре, содержащем третейское соглашение, свои адреса места жительства ( нахождения), сторона договора должна осознавать, что именно по этим адресам в случае начала третейской процедуры будет направляться третейская корреспонденция. Учитывая данное обстоятельство, сторона договора для реализации своих прав должна предпринять необходимые и достаточные меры для получения предназначенной ей корреспонденции по указанным ею адресам. В противном случае все риски, связанные с неполучением или несвоевременным получением корреспонденции, возлагаются на ее получателя».

Хочется добавить, что в практике Третейского суда при Северной торгово-промышленной палате долгое время проблемы надлежащего уведомления ответчика не существовало: суды общей юрисдикции выдавали исполнительные листы на решения Третейского суда, признавая надлежащим извещение ответчика о времени и месте третейского разбирательства в случаях, когда извещения направлялись по всем имеющимся у Третейского суда адресам ответчика, даже если ответчик по каким-либо причинам не получал эти извещения и корреспонденция возвращалась обратно по истечении срока хранения или с пометкой «не проживает по адресу».

Однако два года назад Третейский суд при Северной торгово-промышленной палате также столкнулся с этой проблемой. Точнее, проблема возникла у истца, которому районный суд отказал в выдаче исполнительного листа, причем сразу в двух случаях. В первом случае, когда ответчик сменил место жительства и не уведомил об этом другую сторону (т.е. истца), во втором случае – когда ответчик не являлся в почтовое отделение за корреспонденцией и она (корреспонденция) возвращалась обратно. В обоих случаях Третейский суд дважды откладывал судебные заседания и направлял повестки по всем известным ему из материалов дела адресам ответчиков.

Истец обжаловал определение районного суда в вышестоящий, Областной суд, однако, тот оставил определение районного суда в силе.

К сожалению, истец тогда не обжаловал определение областного суда, т.к. не верил в положительный результат. И радует тот факт, что уже появилась, хотя и в другом регионе, противоположная практика.

 

Филипповская Наталья Викторовна,

Председатель Третейского суда

при Северной торгово-промышленной палате